Муравейник

Объявление

Дорогие друзья! Желаю Вам хорошего времяпровождения на нашем форуме! Читайте, узнавайте, делитесь чем то новым. Пусть здесь будет Вам уютно и тепло! Удачи!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Муравейник » Очевидное-невероятное » Алхимия


Алхимия

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://s41.radikal.ru/i094/0903/fa/d527bff2b124.jpg
http://s61.radikal.ru/i172/0903/9e/4379a8f3b02e.jpg
Алхимия и алхимики

"Я предпочитаю вредную истину полезной ошибке, истина сама исцеляет зло, которое причиняла".
(И. В. Гёте)

Термин "химия" египетского происхождения - в глубокой древности Египет называли Страной Кеми - Черной Землей. Жрецы Древнего Египта были выдающимися мастерами химических ремесел, а химию постепенно стали называть "египетской наукой".
За двести лет до нашей эры в городе Александрии Египетской уже существовала Академия наук, где "священному искусству химии" было отведено особое здание, храм Сераписа - храм жизни, смерти и исцеления.
Этот храм был разрушен фанатиками-христианами в 391 году нашей эры, а кочевники-арабы, захватившие Александрию в 640 году нашей эры, завершили его уничтожение. Они следовали простому правилу: все представления, которых нет в Коране, ошибочны и вредны, и потому их надо искоренить. Притом сочинения, которые находятся в согласии с Кораном, тоже следует уничтожить, как совершенно излишние.
Много позднее, в начале I века нашей эры арабы-химики ввели вместо названия "химия" другое - "алхимия". Полагают, что это слово ближе к понятию "благородная химия", так как алхимию считали "искусством превращения неблагородных металлов (железа, свинца, меди) в благородные" - золото и серебро с помощью особого вещества - "философского камня".

Зосима из Панополиса и секрет "изумрудной скрижали"

Одним из основателей алхимии считают Зосиму, уроженца греческого города Панополиса, жившего в IV веке нашей эры в Александрии Египетской и обучавшего слушателей Академии.
В своих сочинениях Зосима неоднократно упоминал имя легендарного учителя алхимиков Гермеса и называл его Гермесом Трисмегистом - трижды величайшим, повелителем душ и магом богоравным. Сочинения, приписываемые Гермесу, по-видимому, относились к V-VI веку до нашей эры.
По преданию, воины Александра Македонского нашли могилу Гермеса Трисмегиста с каменной плитой - "Изумрудной скрижалью Гермеса". На ней было высечено тринадцать наставлений потомкам.
В седьмой заповеди говорилось: "Отдели же землю от огня, тонкое от грубого, с величайшей осторожностью, с трепетным тщанием". Этот таинственный совет должен был, по-видимому, помочь тем, кто занят поисками "философского камня", превращающего одни вещества в другие.
Часто считают, что Гермес Трисмегист - фигура легендарная и даже отождествляют его с древнеегипетским богом-чародеем Тотом.
С самого начала зарождения алхимии, с первых лабораторий египетских жрецов, это была секретная наука, полная мистики. Алхимики шифровали свои результаты, изъяснялись особым аллегорическим языком, непонятным для непосвященных. Правда, в то время не существовало привычных ныне символов химических элементов и химических формул веществ, никто не составлял уравнения реакций. Кроме того, алхимики, которые искали способы получения золота из простых металлов, боялись, что кто-то раскроет их секреты.

От Альберта Великого до Исаака Ньютона
http://s51.radikal.ru/i133/0903/b7/a5fd10800004.jpg
"Отец мой, нелюдим-оригинал,
Всю жизнь провел в раздумьях о природе...
Алхимии тех дней забытый столп,
Он запирался с верными в чулане
И с ними там перегонял из колб
Соединенья всевозможной дряни.
Там звали лилиею серебро,
Львом - золото, а смесь их - связью в браке".
(И. В. Гёте, "Фауст")

Cамый просвещенным из алхимиков своего времени был немецкий епископ Альберт фон Больштедт -- Альберт Великий (1193-1280). Он написал Свод правил, где говорилось, что алхимик "должен быть молчаливым и скромным и никому не сообщать результатов своих операций; он должен жить в отдельном от людей доме."
Альберт Великий, как и другие его современники-алхимики, считал, что все металлы сотворены из ртути, что ртуть - "материя" металлов, а их окраску определяют четыре "духа" - ртуть, сера, мышьяк и нашатырь (хлорид аммония NH4Cl).
Тем не менее алхимия была исторически первой наукой, соединившей теорию и эксперимент. В течение почти двух тясячелетий - со времен Зосимы до XVII века нашей эры - алхимики провели многочисленные эксперименты по превращению веществ. Из этих экспериментов потом и выросла наука химия.
К числу алхимиков принадлежал английский физик и математик Исаак Ньютон (1643-1727). Он отдал поискам философского камня и универсального растворителя много времени и сил. Но Ньютона интересовали не столько способы получения золота, сколько изучение взаимопревращений веществ.
Алхимиком был и выдающийся английский философ, монах францисканского ордена Роджер Бэкон (1214-1292). Он провел немало опытов в поисках способов превращения одних веществ в другие. За отказ выдать секреты получения золота, которых он не знал, Бэкон был осужден собратьями по вере и провел в церковной темнице долгие 15 лет. Его сочинения по велению генерала ордена францисканцев в наказание были прикованы цепями к столу в монастырской библиотеке в Оксфорде.

Алхимисты России.

В России алхимия не получила широкого распространения: к алхимикам не было доверия ни у властей, ни в народе. Вместо алхимиков при аптеках и при царском дворе существовали алхимисты. Они готовили обычные лекарства, являясь по существу химиками-лаборантами.
Алхимисты получали и очищали самые различные вещества, смешивали их по указанию аптекаря. Вместе с аптекарем они принимали участие в анализе и экспертизе ("надкушивании") новых лекарств. В XVIII веке название профессии "алхимист" постепенно заменяется на "химик".
Должность химика при заводах в России впервые появилась при Екатерине II. В "Положении о Тульском оружейном заводе" от 1782 года сказано: "При заводе полагается Химик, Механик и Архитектор". На этом заводе в то время производилась в небольших количествах азотная кислота.
В одном из сочинений испанского алхимика Раймонда Луллия (1236-1315) есть такое определение: "Алхимия - весьма необходимая божественная часть тайной небесной натуральной философии, составляющая и образующая единую, но всем известную науку... превращать все металлы в настоящее серебро, а затем в настоящее золото посредством единого всеобщего медикамента".
А вот как определял алхимию Роджер Бэкон: "Алхимия есть наука, указывающая, как приготовлять и получать некоторое средство (эликсир) которое, брошенное на металл или на несовершенное вещество, делают их совершенными в момент прикосновения".
Альберт Великий считал таким эликсиром или ферментом (это название применяли греки и римляне) смесь серы, ртути, мышьяка, нашатыря и сульфида мышьяка As2S3.

2

http://s57.radikal.ru/i157/0903/2f/9649a4410cbf.jpg
Поиски философского камня

В течение тысячелетий алхимики пытались найти "философский камень" -- некое твердое или жидкое вещество, способное осуществить трансмутацию превращение простого металла в серебро или золото.

Существовала легенда, что царь Мидас, правивший во малоазиатской стране Фригии с 738 по 696 гг. до н.э., якобы получил от бога Диониса способность превращать в золото все, к чему бы он ни прикоснулся неким таинственным волшебным камнем. Мидас действительно был сказочно богат, но не потому, что обладал камнем: он владел всеми золотыми месторождениями Фригии.
Алхимики считали природу живой и одушевленной, поэтому были уверены, что металлы растут и созревают в недрах Земли от смешения серы с серебром. Золото рассматривалось ими как вполне созревший металл, а железо - как недозрелый.

Алхимики не видели существенной разницы между живой и неживой природой и считали, что в неживой природе происходят такие же процессы, как в растительном и животном мире. По их мнению, различие между золотом и серебром - лишь в том, что сера в золоте здоровая - красная, а в серебре - белая. Когда испорченная красная сера в недрах Земли входит в соприкосновение с серебром, зачинается медь. Когда же сера и черная, и порченая смешивается с серебром, зачинается свинец: по словам Аристотеля, свинец - прокаженное золото.
Алхимики полагали, что с помощью философского камня можно ускорить процесс "созревания" незрелых и "исцеления" больных металлов, которые в природе протекают довольно медленно. Мифический "философский камень" можно считать прообразом будущих ферментов и катализаторов.
Поскольку считалось, что главная составная часть любого из металлов -- ртуть, а вторая составная часть -- сера, у алхимиков возникло твердое убеждение, что меняя содержание ртути и серы в смеси, можно произвольно превращать одни металлы в другие.
Поставив себе фантастическую цель - поиск "философского камня" -- алхимики достигли вполне реальных практических успехов. Они создали первые аппараты для дистилляции (перегонки) жидкостей, сублимации (возгонки) твердых веществ, перекристаллизации солей и их термического разложения.
Знаменитый таджикский врач, алхимик и философ Абу Али аль-Хусейн ибн Сина (980-1037), известный больше под именем Авиценна, уже умел получать хлороводородную, серную и азотную кислоты (HCl, H2SO4 и HNO3), гидроксиды калия и натрия (KOH и NaOH).
Алхимики первыми начали применять амальгаму золота (раствор золота в ртути) для золочения изделий из меди и железа. Они научились с помощью ртути извлекать золото из бедных золотоносных песков. Дело в том, что золото (химически инертный металл) в природе находится в основном в самородном состоянии. При обработке золотоносных песков ртутью она растворяет крупинки золота, образуя тяжелую и жидкую амальгаму. Амальгаму отделяли от песка и нагревали в печах, ртуть испарялась и оставалось чистое золото.
Был придуман и другой способ извлечения золота из бедной породы. В Древнем Египте жрецы-алхимики обрабатывали золотоносную породу расплавленным свинцом, который растворял золото и серебро, затем расплав сливали и подвергали обжигу в специальных горшках. Свинец превращался в оксид свинца PbO и впитывался в стенки горшка, увлекая за собой все случайные примеси, а на дне горшка оставался сплав золота и серебра. Главный секрет такого обжига - материал горшков; их делали из костной золы.
Алхимики научились использовать азотную кислоту для отделения серебра и меди, с которыми золото часто образует природные сплавы. С азотной кислотой золото не взаимодействует, а серебро и медь образуют растворимые в воде соли - нитраты AgNO3 и Cu(NO3)2:

Ag + 2 HNO3 = AgNO3 + NO2 + Н2О
Cu + 4 HNO3 = Cu(NO3)2 + 2 NO2 + 2 Н2О
В этих реакциях образуется также диоксид азота NO2, выделяющийся в виде красно-бурого газа.

3

Придворные алхимики.

Многие коронованные особы, князья, султаны и ханы держали в своем окружении алхимиков, надеясь с их помощью увеличить свое богатство. Но уже в конце III века нашей эры стало ясно, что среди алхимиков полно шарлатанов и мошенников. Не случайно император Диоклетиан (245-316) приказал выгнать из Рима всех алхимиков, а их рукописи сжечь.
Тысячу лет спустя Данте Алигьери (1265-1321) в "Божественной комедии" помещает алхимиков в ад как злостных обманщиков.
А позже появилось стихотворение:
"Алхимию постигнуть каждый рад:
Безмозглый идиот, старик и юный фат,
Портной, старуха, юркий адвокат,
Монах плешивый, пастырь и солдат."

Тем не менее интерес к "философскому камню" сохранялся и в средние века.
Особенно жаждали золота Габсбургские монархи. Увлечению алхимией здесь положил начало император Рудольф II (1552-1612), получивший немалую известность как покровитель алхимиков. Другой монарх римско-германской империи Фердинанд III (1608-1657) содержал алхимика Иоганна фон Рихтгаузена, который обещал изготовить "философский камень". В присутствии императора он "превратил" ртуть в золото, вызвав восторг у придворных, но потом выяснилось, что алхимик заранее растворил золото в ртути и, добавив щепотку растертого в порошок "камня", нагреванием испарил ртуть. Что было с Рихтгаузеном дальше, история умалчивает...
Поощрял алхимиков и император Леопольд I (1640-1705). Его любимец алхимик-монах Венцель Зайлер при помощи "философского камня", таинственного красного порошка, превращал цинк в золото, из которого чеканили дукаты - венецианские золотые монеты, имевшие хождение по всей Европе. На одной стороне дукатов якобы была надпись: "Силой порошка Венцеля Зайлера я из цинкового стал золотым. 1675 год". Однако ни одной такой монеты до наших дней не сохранилось.Под впечатлением от успешного получения золота император даже возвел Зайлера в дворянское сословие.

Искусство алхимика Зайлера.

Это случилось в 1676 году. Монах-алхимик Зайлер провел опыт получения золота из ртути в присутствии императора Леопольда I и нескольких его придворных. Местом опыта была секретная лаборатория императора - любителя алхимии, которая находилась в мрачном подвале с узкими окнами и освещалась факелами на стенах.
Зайлер облепил воском щепотку красного порошка, который он называл "философским камнем" и бросил в кипящую в тигле ртуть, затем он стал ее перемешивать довольно толстой деревянной палкой. Повалил густой едкий дым, который заставил всех отвернуться от тигля и отойти подальше. Зайлер приказал слуге еще сильнее раздуть мехами огонь под тиглем, и бросил в ртуть несколько углей, которые тут же сгорели сверкающим пламенем.
Когда жидкость перелили из тигля в плоскую чашу, все увидели, что ртути сталор значительно меньше… Постепенно расплавленный металл затвердел и засверкал золотисто-желтым цветом; вместо ртути в чаше оказалось золото. Тот час же пробу полученного металла отнесли к придворному ювелиру. Через некоторое время тот объявил: получено чистейшее золото!
Зайлеру присвоили звание "королевского придворного химикуса", произвели в рыцари и назначили обермейстером монетного двора Богемии.
Как же удалось Зайлеру обмануть самого императора и его челядь?
По-видимому, палка, которой мошенник перемешивал кипящую ртуть, была снизу полая, в ней был спрятан порошок золота, а отверстие Зайлер залепил воском. Нижняя часть палки - вещественное доказательство обмана - сгорела. Угли, которые Зайлер бросал в тигель, тоже, вероятно, были полыми, и внутри их было спрятано некоторое количество золотого порошка. А воск и сажа были прекрасной маскировкой.
Порошок золота быстро растворяется в ртути с образованием жидкого сплава ртути с драгоценным металлом (амальгамы) , которая может содержать до 10% золота. Когда ртуть нагревали до кипения, она испарилась, и в тигле осталось лишь чистое золото. За "философский камень" вполне мог сойти оксид ртути HgO, который при высокой температуре полностью разлагается на ртуть (которая тоже испаряется) и кислород:
2 HgO = 2 Hg + O2 Вот так плут-алхимик превратил ртуть в золото на глазах у высокородных простаков - императора и его приближенных…

История Отто фон Пайкуля.

Можно привести еще одну историю авантюриста. Речь пойдет о шведском генерале Отто фон Пайкуле.
Он служил в войсках польского короля Августа II Саксонского, воевавшего на стороне Петра I со Швецией. В 1705 году под Варшавой Пайкуль попал к шведам в плен и был приговорен к смертной казни. Генерал обратился к шведскому королю Карлу XII (1697-1718) с просьбой о помиловании и, будучи алхимиком, обещал получить золото в большом количестве из сурьмы, оксида железа и сульфида сурьмы.
Пайкулю дали возможность показать свое искусство. В присутствии короля он получил золото, подействовав на указанную смесь порошком "философского камня". Его опыт продолжался 140 дней, причем на ночь он уносил смесь "на отдых" к себе домой, где, видимо, и подмешивал в нее золотой порошок. Смертной казни Пайкулю избежать не удалось...
Известный шведский химик Йенс-Якоб Берцелиус в 1802 году попытался по записям Пайкуля повторить его опыт и, естественно, золота не получил.
Уже в XX столетии выяснилось, что природная ртуть и ртуть, полученная из минерала киновари (сульфида ртути HgS), всегда содержит небольшую примесь золота. Ртуть образует с золотом ряд соединений, причем некоторые из них способны переходить вместе со ртутью в пары и затем конденсироваться. Поэтому от примеси золота ртуть невозможно освободить даже многократной перегонкой.
Только продолжительным электрическим разрядом в парах ртути можно выделить на стенках реакционной трубки черный налет тонко раздробленного золота. Это явление послужило причиной возрождения в двадцатых-тридцатых годах нашего столетия старой алхимической сказки о возможности превращения ртути в золото - теперь уже под действием электричества... Увы, это золото было примесью в ртути.
В исчезающе малых количествах можно получить золото из ртути в ядерных реакторах. Например, из радиоактивного изотопа ртути-197 в ядерной реакции, когда в результате захвата ядром электрона из электронной оболочки атома ртути (так называемого K-захвата) один из протонов ядра атома ртути превращается в нейтрон с выбросом фотона.

4

Эликсир долголетия.

Наиболее известным алхимиком, который утверждал о возможности получения таинственного вещества, которое позволит человеку жить долго, почти вечно, был Джабир ибн Хайян (721-815) из Багдада. В Европе он был известен в течение многих столетий под именем Гебер. Его имя овеяно легендами. В Багдаде Джабир создал научную школу, как в свое время Аристотель создал Ликей, а Платон - Академию.
Джабир оставил один из рецептов долголетия. "Надо только, - писал он, - найти жабу, прожившую десять тысяч лет, затем поймать летучую мышь тысячелетнего возраста, высушить их, истолочь и растереть в порошок, растворить его в воде и принимать каждый день по столовой ложке".
Ясно, что Джабир вложил в описание рецепта свою иронию, подчеркнув его нереальность. Но он, как и другие алхимики, твердо верил, что металлы образуются в земле из серы и ртути под влиянием планет, и эта идея пережила своего создателя на 700 лет.
Легенда об эликсире долголетия зародилась около двух с половиной тысяч лет до нашей эры в Шумерском царстве, находившемся в междуречье Тигра и Евфрата. Это был эпос о Гильгамеше, сыне богини Нинсун и смертного человека. В конце жизни Гильгамеш захотел обрести бессмертие и получил совет съесть "траву жизни", которая растет на морском дне. Добыв траву, по дороге к дому Гильгамеш решил искупаться. Змея нашла "траву жизни" на берегу, проглотила ее и стала бессмертной, а Гильгамеш умер.
Талантливый философ и алхимик Роджер Бэкон вполне серьезно считал, что благодаря "эликсиру долголетия" человек сможет жить тысячу лет.
Врач французского короля Людовика XIII алхимик Давид Кампи в 1583 году рекомендовал для продления жизни свой "эликсир долголетия" - коллоидный раствор золота в воде. В одном из сочинений Кампи есть слова: "Золото есть вся природа, золото - семя земли".
Реформатор алхимии врач Теофраст Парацельс (1493-1541) предсказывал, что "эликсир долголетия", если он будет получен, должен удлинить жизнь человека до шестисот лет.
В России получением "эликсира долголетия" занимался соратник Петра I Яков Брюс (1670-1735), у которого была лаборатория в Москве на Сухаревой башне. Для неграмотных москвичей Брюс слыл чернокнижником, и они обходили Сухареву башню за версту. По одной из легенд, ходивших в то время по Москве, Брюс получил "живую" и "мертвую" воду и завещал слуге оживить себя после смерти.
Вряд ли это правда: ведь Брюса после смерти торжественно похоронили. Яков Брюс был одним из самых просвещенных людей России. Он занимался не только химическими опытами, но также астрономией и математикой.
Китайский алхимик Вэй По-ян, живший во втором веке нашей эры, готовил пилюли бессмертия (по-китайски "ху-ша" и "тан-ша") из сульфида ртути HgS. В легенде говорится, что эти пилюли Вэй По-ян принимал сам и давал своим ученикам и любимой собаке. Все они умерли, но потом якобы воскресли и жили вечно. Однако его примеру почему-то никто не последовал.
В средние века, где-то около 1600 года, легендарный монах-алхимик Василий Валентин решил добиться долголетия монахов своей обители бенедиктинского ордена. Он стал "очищать их организм от вредоносных начал", добавляя в пищу пилюли из оксида сурьмы Sb2O3. Некоторые монахи от такого "очищения" умерли в муках. Отсюда и пошло второе название сурьмы - "антимониум", что значит "противомонашеский".
Создание "эликсира долголетия" - задача фантастическая, но вот синтез веществ, с помощью которых человек смог бы прожить до ста лет, вполне по плечу современным биохимикам.

Универсальный растворитель.

Одновременно шел поиск "алкагеста" - универсального растворителя, с помощью которого алхимики надеялись выделить "философский камень" из природных и искусственных веществ. Они считали, что, растворив в таком растворителе металлы и минералы, можно будет путем упаривания полученного раствора осадить золото или серебро.
Одно время казалось, что такой растворитель найден.
В 1270 году итальянский алхимик кардинал Джованни Фаданци, известный под именем Бонавентура, подбирая жидкие смеси для получения универсального растворителя, слил вместе концентрированные соляную и азотную кислоты и попробовал действие этой смеси на порошок золота. Золото на его глазах исчезло...
Взволнованный Бонавентура не мог устоять на ногах. "Неужели универсальный растворитель получен?" - подумал он. Смесь была названа "царской водкой" за ее способность растворять "царя металлов" - золото.
А Бонавентура приступил к выделению "философского камня".
Однако прошло десять лет, были проведены сотни опытов, но цели достичь так и не удалось. Оказалось, что царская водка не действует на стекло, керамику, морской песок (диоксид кремния), оловянный камень (диоксид олова) и многие другие вещества, и, следовательно, не обладает универсальными свойствами. Бонавентура забросил алхимические опыты и занялся приготовлением лекарств...
Закат алхимии начался в Европе в конце XVI века и продолжался до конца XVIII века, чему в немалой степени способствовали химики многих стран и прежде всего Германии, Франции, Голландии, Англии и России.

http://www.alhimik.ru/hist/alchim0.html
http://ru.wikipedia.org/wiki/Алхимия

5

Александрийская алхимия
http://s61.radikal.ru/i171/0903/99/7038d7e98461.jpg
Колыбелью химии принято считать Александрийскую академию. Основанная Александром Македонским в 332 г до н.э. новая столица Египта – Александрия – быстро стала крупнейшим торговым и культурным центром античного Средиземноморья. Птолемей Сотер, соратник Александра, ставший после смерти последнего (323 до н.э.) царём Египта, основал Александрийскую академию, которая вместе с созданным при ней крупнейшим хранилищем античных рукописей – Александрийской библиотекой (около 700 000 рукописей) – просуществовала около тысячи лет (до VII в. н.э.). С академией связаны имена таких выдающихся мыслителей античности, как Евклид, Архимед, Птолемей.

Греки принесли в Египет свою натурфилософию, прежде всего учение Платона и Аристотеля. В самом Египте имелась высокоразвитая ремесленная химия, причём её существенное отличие от греческой заключалось в сосредоточении ремёсел вокруг храмов, прежде всего храмов египетского бога Тота (Дхути). В храмах используемые рецептуры и технологические процессы тщательно записывались, сохранялись и оберегались от непосвящённых; в то же время они тесно связывались с астрологией и магическими обрядами. Практическими знаниями в Египте (в отличие от Греции), таким образом, обладали не только простые ремесленники – рабы и представители низших классов свободных людей, но и жрецы – достаточно образованные люди, занимающие высокое социальное положение.

Именно в Александрийской академии произошло соединение теории (античной натурфилософии) и практических знаний о веществах, их свойствах и превращениях; из этого соединения и зародилась новая наука – khemeia. Само название химии обычно считается происходящим от древнего названия Египта – Кем или Хем – и, по-видимому, оно должно было означать нечто вроде "египетского искусства". Впервые слово "химия" встречается в книге сицилийского астронома и математика Юлиуса Матерна Фирмика (336 г. н. э.).

В результате объединения практических знаний египетских жрецов и натурфилософии произошли два взаимообусловленных процесса:

1.  Эллинизация "священного тайного искусства" египетских жрецов. Практические знания приобрели "теоретическую базу" в виде платоновско-аристотелевского учения о четырёх элементах-стихиях.

2.  Мистификация натурфилософии. В рациональную систему Аристотеля были привнесены посылки Пифагора о важнейшей роли числа и прочие мистические элементы, изначально совершенно нехарактерные для аристотелевской метафизики.
Родившаяся в Александрии алхимия (само слово "алхимия" имеет более позднее происхождение) сразу же обзавелась небесным покровителем – им стал египетский бог Тот (Дхути), аналог греко-римского Гермеса-Меркурия, вестник богов, бог торговли, обмана и т.п. Тот-Гермес часто отождествляется с легендарным основателем алхимии Гермесом Трисмегистом (Трижды Величайшим), которому, по мнению алхимиков, люди обязаны существованием письменности, календаря, астрономии и пр. В Александрийской академии лаборатории "священного искусства" размещались в главном здании академии – храме Сераписа (храм жизни, смерти и исцеления). На протяжении всего своего существования алхимия оставалась наукой герметической – закрытой для непосвящённых.

Основными объектами изучения александрийской алхимии являлись металлы; именно в александрийской алхимии сформировалась традиционная металлопланетная символика алхимии, в которой каждому из семи известных тогда металлов сопоставлялась соответствующая планета и день недели. Впрочем, в европейской алхимической традиции ртуть зачастую металлом не считалась, поскольку в Библии она не упомянута.
К числу несомненных практических достижений греко-египетских алхимиков следует отнести открытие явления амальгамирования металлов (описано Диоскоридом, I век н.э.). Александрийскими алхимиками был усовершенствован способ извлечения золота и серебра из руд, для чего широко применялась ртуть, получаемая из киновари или каломели. Амальгаму золота начали применять для позолоты. Алхимиками был разработан также способ очистки золота купелированием – нагреванием руды со свинцом и селитрой.

Помимо практического значения, уникальная способность ртути образовывать амальгаму привела к появлению представления о ртути, как об особом, "первичном" металле. Тому же способствовали и необычные свойства соединения ртути с серой – киновари, – которая в зависимости от условий получения имеет различную окраску – от красной до синей.

Первым значительным представителем александрийской алхимии, имя которого дошло до наших дней, являлся Болос Демокритос из Менде, известный ещё как Псевдо-Демокрит (ок. 200 до н.э.). Написанная Болосом книга "Физика и мистика" состоит из четырёх частей, посвящённых золоту, серебру, драгоценным камням и пурпуру. У Болоса впервые сформулирована идея трансмутации металлов – превращения одного металла в другой, прежде всего неблагородных металлов (свинца или железа) в золото, ставшая основной задачей всего алхимического периода.

Следует отметить, что возможность трансмутации обосновывалась алхимиками на основе теории четырёх элементов-стихий. Сами элементы, сочетанием которых образованы все вещества, способны превращаться друг в друга. Поэтому превращение одного металла, составленного из этих элементов, в другой металл, составленный их тех же элементов в другом сочетании, считалось лишь вопросом метода (искусства). Практической предпосылкой возникновения идеи трансмутации могло быть известное с древности резкое изменение окраски и свойств металла при введении некоторых добавок (например, цвет известной с IV тысячелетия до н.э. мышьяковистой меди варьируется от белого до красноватых и золотистых оттенков).

Осуществление трансмутации металлов и составило основную задачу алхимии на протяжении всего её существования. Первые описания способов изготовления сплавов, подобных благородным металлам, имеются уже в работе Болоса; в частности, там описывается приготовление латуни – жёлтого сплава меди с цинком, каковой сплав, по мнению Болоса, являлся золотом.

Ещё одно дошедшее до нашего времени сочинение александрийского периода – энциклопедия, которую около 300 г. написал Зосим Панополит. В этой книге, представляющей собой производственные рецептуры, обильно сдобренные мистикой, им сведены все знания по khemeia, собранные за предыдущие пять или шесть веков. Зосим определял khemeia как искусство делания золота и серебра, причём особо указывал на запрет разглашения тайн этого искусства.
Помимо упомянутых собраний рецептур, от александрийского периода осталось также и множество герметических текстов, представляющих собой попытку философско-мистического объяснения превращений веществ, к числу которых относится и знаменитая "Изумрудная скрижаль" ("Tabula smaragdina") Гермеса Трисмегиста.

В целом следует отметить, что об александрийском этапе алхимии известно очень мало. Причиной этого является, прежде всего, практически полное уничтожение Александрийской библиотеки. Помимо этого, римский император Диоклетиан (243-315), дабы исключить возможность получения дешёвого золота, что подорвало бы и без того шаткую экономику разваливающейся империи, запретил занятия химией и приказал уничтожить все труды по khemeia.

Утверждение христианства в качестве государственной религии Римской империи при императоре Константине (285-337) привело к ещё большим гонениям на алхимию, пронизанную языческой мистикой и в силу этого, безусловно, являющуюся ересью. Поскольку средоточением естествознания и античной философии являлась Александрийская академия, она неоднократно подвергались разгромам фанатиками-христианами. В 385-415 гг. были разрушены многие здания Александрийской академии, в т.ч. и храм Сераписа. В 529 г. римский папа Григорий I запретил чтение древних книг и занятие математикой и философией; христианская Европа погрузилась во мрак раннего средневековья. Формально Александрийская академия прекратила свое существование после завоевания Египта арабами  в 640 г. Однако научные и культурные традиции греческой школы на Востоке сохранялись какое-то время в Византийской империи, а затем они были восприняты арабским миром.
Арабская алхимия

В VII веке началось победоносное шествие новой мировой религии – ислама – что привело к созданию огромного Халифата, включившего в себя Малую и Среднюю Азию, Северную Африку (включая, разумеется, и Египет) и юг Пиренейского полуострова в Европе. Арабские халифы, подражая Александру Македонскому, покровительствовали наукам. На Ближнем Востоке – в Дамаске, Багдаде, Кордове, Каире – были созданы университеты, на несколько столетий ставшие главными научными центрами и давшие человечеству целую плеяду выдающихся учёных. Слово khemeia преобразовалось в арабском языке в al-khimiya, давшее название описываемому этапу. Влияние ислама в арабских университетах было сравнительно слабым; кроме того, изучение трудов античных авторов не противоречило трём обязательным исламским догматам – вере в Аллаха, в его пророков и загробный суд. Благодаря этому на Арабском Востоке могли свободно развиваться научные представления, в основе которых лежало научное наследие античности, в том числе и александрийская khemeia.

Теоретической основой арабской алхимии стало учение Аристотеля и его идея о взаимопревращаемости элементов. Однако для интерпретации опытных данных, касающихся свойств металлов, теория Аристотеля оказалась не слишком удобной, поскольку описывала, прежде всего, физические свойства вещества. Арабский алхимик Айюб ал Рухави (769-835) давал следующее весьма громоздкое и туманное объяснение свойств металлов, основанное на аристотелевом учении: "Золото содержит больше влажности, чем серебро, поэтому оно более ковко. Золото жёлтое, а серебро белое, т.к. первое содержит больше тепла, а второе – больше холода. Медь суше, чем серебро или золото, и её цвет более красен, т.к. она теплее. Олово более влажно, чем серебро или золото, так же обстоит дело и со свинцом. Это объясняет, почему они так легко плавятся на огне. Больше всего влажности в ртути, поэтому она, подобно воде, испаряется на огне. Что касается железа, то оно землистее и суше, чем все остальные, … и оно с трудом поддаётся действию огня и не плавится, подобно другим, если только плавящая сила не приведена в тесное соприкосновение с ним".  Развитие алхимической практики потребовало создания новой теории, основанной на химических свойствах веществ.

Абу Муса Джабир ибн Хайан (721-815), в европейской литературе известный под именем Гебер, разработал ртутно-серную теорию происхождения металлов, которая составила теоретическую основу алхимии на несколько последующих столетий. Джабир ибн Хайан создал теорию, призванную более конкретно объяснять свойства металлов (в частности, такие, как блеск, ковкость, горючесть)  и обосновывать возможность трансмутации. Следует особо отметить, что ртутно-серная теория представляла собой попытку теоретического обобщения опытных данных в достаточно частном вопросе, не претендуя на всеобщность объяснения. Это в корне отличает её от классических натурфилософских учений. Суть ртутно-серной теории состоит в следующем.

В основе всех металлов лежат два принципа – Ртуть (философская Ртуть) и Сера (философская Сера). Ртуть является принципом металличности, Сера – принципом горючести. Принципы новой теории, таким образом, выступают как носители определённых свойств металлов, установленных в результате экспериментального изучения действия высоких температур на металлы. Важно отметить, что на протяжении многих веков принималось, будто действие высоких температур (метод огня) есть наилучший метод для упрощения состава тела. Следует подчеркнуть, что философская Ртуть и философская Сера не тождественны ртути и сере как конкретным веществам. Обычные ртуть и сера представляют собой своего рода свидетельства существования философских Ртути и Серы как принципов, причём принципов скорее духовных, нежели материальных. Металл ртуть, по мнению Джабира ибн Хайана, представляет собой почти чистый принцип металличности (философская Ртуть), содержащий, тем не менее, некоторое количество принципа горючести (философской Серы).

Согласно учению Джабира, сухие испарения, конденсируясь в недрах Земли, дают Серу, мокрые – Ртуть. Затем под действием теплоты два принципа соединяются, образуя семь известных металлов – золото, серебро, ртуть, свинец, медь, олово и железо. Золото – совершенный металл – образуется, только если вполне чистые Сера и Ртуть взяты в наиболее благоприятных соотношениях. В земле, согласно Джабиру, образование золота и других металлов происходит постепенно и медленно; "созревание" золота можно ускорить с помощью некоего "медикамента" или "эликсира" (al-iksir, от греческого ξεριον, т.е. "сухой"), который приводит к изменению соотношения Ртути и Серы в металлах и к превращению последних в золото и серебро. Поскольку плотность золота больше плотности ртути, считалось, что эликсир должен быть очень плотной субстанцией. Позднее в Европе эликсир получил название "философский камень" (Lapis Philosophorum).
Проблема трансмутации, таким образом, в рамках ртутно-серной теории сводилась к задаче выделения эликсира, обозначаемого алхимиками астрологическим символом Земли.

По мнению алхимиков, процесс превращения "несовершенных металлов" в "совершенный металл" – золото – может быть отождествлён с "излечением" металлов. Поэтому эликсир, согласно представлениям последователей Гебера, должен был обладать ещё многими магическими свойствами – исцелять все болезни, и, возможно, давать бессмертие. Именно эти "побочные функции" эликсира и закрепились в современном значении этого слова в русском языке. Вообще следует отметить, что арабская алхимия всегда самым тесным образом была связана с медициной, которая в арабском мире была развита весьма высоко (в частности, в Багдаде ещё в VIII веке появилась первая государственная аптека), и практически все арабские алхимики были известны ещё и как врачи.

Среди арабских учёных выделяется знаменитый бухарский врач Абу Али аль Хусейн ибн Абдаллах ибн Сина, или Авиценна (980-1037), явившийся первым критиком идеи трансмутации металлов, каковую он считал невозможной, и считавший основной задачей алхимии приготовление лекарственных средств.

Абу Бакр Мухаммед ибн Закарийа Ар-Рази (864-925), в европейской литературе известный как Разес, внёс в ртутно-серную теорию некоторые изменения. Поскольку свойства таких веществ, как соли металлов, довольно сложно объяснить с использованием двух принципов, Ар-Рази добавил к ним третий принцип, принцип растворимости (хрупкости) – философскую Соль. Ртуть и Сера, по его мнению, образуют твёрдые вещества лишь в присутствии этого третьего принципа. В таком виде теория трёх принципов приобрела логическую завершённость и просуществовала в неизменном виде несколько веков.

Ар-Рази предпринял также попытку объединить учение Аристотеля – главную теоретическую основу алхимии – с атомистической идеей. Четыре стихии Аристотеля, по мнению Ар-Рази, это четыре вида атомов, движущихся в пустоте и различающихся формой и размером. Среди многочисленных заслуг Ар-Рази следует также отметить предложенную им классификацию веществ на три царства – минеральные, растительные и животные. Ар-Рази в своих сочинениях подробнейшим образом описывал химическую посуду, оборудование, весы и лабораторные приёмы. Вообще для арабских алхимиков было характерно тщательное отношение к описанию эксперимента; весы и лабораторная техника уже к XI веку достигли высокой степени совершенства. В частности, Абу-ар-Райхан Мухаммед ибн Ахмед Аль-Бируни и Абд ар-Рахман Ал Хазини приводили в своих трудах величины плотностей металлов, отличающиеся от современных значений менее чем на один процент.

В целом именно во время арабского этапа были созданы основные теории алхимии, разработан понятийный аппарат, лабораторная техника и методика эксперимента. Арабские алхимики добились несомненных практических успехов – ими выделены сурьма, мышьяк и, по-видимому, фосфор, получены уксусная кислота и растворы сильных минеральных кислот. Арабская алхимия, в отличие от александрийской, была вполне рациональна; мистические элементы в ней представляли собой скорее дань традиции. Важнейшей заслугой арабских алхимиков стало создание рациональной фармации, развившей традиции античной медицины.

После XII века по ряду причин (как внутренних, так и внешних) арабская алхимия начала приходить в упадок. Последним крупным арабским алхимиком стал Ал Джилдаки (первая половина XIV в.), написавший ряд сочинений, очень полно суммирующих труды его предшественников. Центр научной мысли переместился в Европу.

Европейская алхимия

Европейские государства, прежде всего страны южной Европы, достаточно тесно контактировали с Византией и арабским миром, особенно после начала крестовых походов (1-й начался в 1096 году). Европейцы получили возможность ознакомиться и с блестящими достижениями арабской цивилизации, и с наследием античности, сохранившимся благодаря арабам. В XII веке начались попытки перевода на латинский язык арабских трактатов и сочинений античных авторов. Тогда же в Европе были созданы первые светские учебные заведения – университеты: в Болонье (1119), Монпелье (1189), Париже (1200). Начиная с XIII века, можно говорить о европейской алхимии как об особом этапе алхимического периода.

Следует отметить, что между арабской и европейской алхимией имели место весьма существенные отличия. Европейская алхимия развивалась в обществе, где христианская (католическая) церковь активно вмешивалась во все светские дела; изложение идей, противоречащих христианским догматам, было делом весьма небезопасным. Алхимия в Европе с момента своего зарождения находилась на полуподпольном положении; в 1317 году папа Иоанн XXII предал алхимию анафеме, после чего всякий алхимик в любой момент мог быть объявлен еретиком со всеми вытекающими последствиями. Однако европейские властители, как светские, так и церковные, объявив алхимию вне закона, в то же время покровительствовали ей, рассчитывая на выгоды, которые сулило нахождение способа получения золота. Вследствие этого европейская алхимия, как и александрийская, изначально являлась герметической наукой, доступной только посвящённым. Этим объясняется характерное для европейской алхимии чрезвычайно туманное изложение достигнутых результатов. Впрочем, в течение довольно долгого времени европейские сочинения по алхимии представляли собой лишь переводы либо компиляцию арабских трактатов.
Первым знаменитым европейским алхимиком стал монах-доминиканец Альберт фон Больштедт (1193-1280), более известный как Albertus Magnus (Альберт Великий). Труды Альберта Великого ("Книга об Алхимии" и пр.) сыграли важную роль в том, что натурфилософия Аристотеля стала наиболее значимой для европейских учёных позднего средневековья и начала Нового Времени. Альберт Великий первым из европейских алхимиков детально описал свойства мышьяка, почему ему иногда приписывают открытие этого вещества. Альберт Великий высказывал даже мнение о том, что металлы состоят из ртути, серы, мышьяка и нашатыря.
Современником Альберта Великого был английский монах-францисканец Роджер Бэкон (1214-1292), написавший, в частности, знаменитейший трактат "Зеркало Алхимии". В трактате даётся подробное описание природы металлов с точки зрения ртутно-серной теории. Роджер Бэкон определял алхимию следующим образом: "Алхимия есть наука, указывающая, как приготовлять и получать некоторое средство, эликсир, которое, брошенное на металл или несовершенное вещество, делает их совершенными в момент прикосновения". По мнению Бэкона и последователей, приготовление эликсира из "первичной субстанции" должно было осуществиться в три стадии – нигредо (чёрная стадия), альбедо (белая, в результате которой получается малый эликсир, способный превращать металлы в серебро) и рубедо (красная, продуктом которой и является великий эликсир – магистерий).

Роджер Бэкон подразделял алхимию на умозрительную (теоретическую), которая исследует состав и происхождение металлов и минералов, и практическую, занимающуюся вопросами добывания и очистки металлов, приготовления красок и т. п. Бэкон был одним из первых, кто привёл описание чёрного пороха, и иногда считается его изобретателем. Необходимо отметить, что появление огнестрельного оружия стало сильнейшим стимулом для развития алхимии и её тесного переплетения с ремесленной химией.

В работах Альберта Великого и Роджера Бэкона, как и в сочинениях арабских алхимиков, доля мистицизма была сравнительно невелика. В то же время для европейской алхимии в целом мистические элементы значительно более характерны, нежели для арабской. К основоположникам мистических течений часто относят испанского врача Арнальдо де Виллановы (1240-1313) и Раймунда Луллия (1235-1313). Их труды также были посвящены трансмутации (Луллий даже утверждал, будто ему удавалось получать философский камень и золото), причём особый упор делался на магических операциях, необходимых для получения желаемых результатов.

Мистические течения в европейской алхимии занимали очень значительное место. Алхимики-мистики сформулировали дополнительные задачи своей науки; общее число задач было равно, естественно, семи:

1.  Приготовление Эликсира или Философского Камня (Lapis Philosoiphorum);

2.  Создание гомункулуса;

3.  Приготовление алкагеста – универсального растворителя;

4.  Палигенез, или восстановление растений из пепла;

5.  Приготовление мирового духа (spiritus mundi) – магической субстанции, одно из свойств которой – способность растворять золото.

6.  Извлечение квинтэссенции.

7.  Приготовление жидкого золота (aurum potabile), совершеннейшего средства для излечения.

Достижению поставленных целей должны были послужить двенадцать основных алхимических операций, каждая из которых соотносилась с определённым зодиакальным созвездием. Именно по мистическим соображениям мышьяк и сурьму алхимики отказывались признавать самостоятельными металлами, т.к. для них не хватает планет, которых, по тогдашним представлениям, всего семь; мистическая связь алхимии и астрологии имела для алхимиков большее значение, чем факты. Мистицизм и закрытость европейской алхимии породили, естественно, значительное число мошенников от алхимии.

Тем не менее, в XIV-XV веках европейская алхимия добилась значительных успехов, сумев превзойти арабов в постижении свойств вещества. В 1270 году итальянский алхимик кардинал Джованни Фиданца (1121-1274), известный как Бонавентура, в одной из попыток получения универсального растворителя получил раствор нашатыря в азотной кислоте (aqua fortis), который оказался способным растворять золото, царя металлов (отсюда и название – aqua Regis, т.е. царская водка). Имя самого значительного из средневековых европейских алхимиков, работавшего в Испании в XIV веке, осталось неизвестным – он подписывал свои сочинения именем Гебера. Псевдо-Гебер первым подробно описал сильные минеральные кислоты – серную и азотную. Использование в концентрированных минеральных кислот в алхимической практике привело существенному росту знаний алхимиков о веществе.

Многие сведения о различных веществах приводятся в сочинениях знаменитого алхимика XV века Василия Валентина: подробно описывается сурьма, соединения цинка, висмута, олова, свинца, кобальта, способы получения и свойства соляной кислоты и винного спирта и т.д.
Кроме легендарного Василия Валентина, в XV-XVII веках в Западной Европе широкой известностью – либо благодаря своим мнимым успехам в получении философского камня, либо благодаря своим сочинениям, – пользовались многие алхимики: Николас Фламель, Александр Сетоний, Иоганн Исаак Голланд, Михаил Седзивой, Венцель Зейлер и многие другие. Алхимические идеи были чрезвычайно популярны в обществе; вера в чудодейственные свойства философского камня, казалось, была незыблемой. Однако к середине XVI века в европейской алхимии стало очевидным быстро прогрессирующее разделение. С одной стороны – вырождающееся мистическое направление, представители которого по-прежнему пытались осуществить трансмутацию металлов с помощью магии, с другой – набирающие силу рациональные течения. Наиболее значительными из последних являлись иатрохимия и техническая химия, ставшие своего рода переходным этапом от классической алхимии к новой научной химии.
Алхимии изначально были присущи весьма серьёзные отрицательные черты, которые в конце концов и сделали её тупиковой ветвью развития естествознания. Во-первых, это ограниченность предмета лишь трансмутацией металлов; все алхимические операции с веществом были подчинены этой главной цели. Во-вторых – мистицизм, в большей или меньшей степени присущий всем алхимикам. В-третьих, это догматизм теории – учение Аристотеля, лежащее в основе идеи трансмутации, принималось за истину в последней инстанции без каких-либо обоснований. Наконец, изначально характерная для алхимии закрытость являлась существенным препятствием для развития этой науки. Тем не менее уязвимость алхимии для критики с точки зрения современной науки никоим образом не означает, что труд многих поколений алхимиков был бессмысленным и бесполезным.

Главным результатом алхимического периода, помимо накопления значительного запаса знаний о веществе, стало становление эмпирического (опытного) подхода к изучению свойств вещества. Алхимиками была разработана ртутно-серная теория (теория трёх принципов), призванная обобщить опытные данные. В целом алхимический период явился совершенно необходимым переходным этапом между натурфилософией и экспериментальным естествознанием.

Иатрохимия и техническая химия

Совершенно новое понимание задач алхимии было изложено в трудах основоположников технической химии Ваноччо Бирингуччо (1480-1539) "О пиротехнии" и Георга Бауэра (1494-1555), более известного как Агрикола, "De Re Metallica". Сочинения этих авторов представляли собой своего рода энциклопедии, посвящённые минералогии, металлургии, горному делу, производству керамики, т.е. технологическим процессам, предполагающим химические операции с веществами. Характерной особенностью трудов представителей технической химии стало стремление к максимально ясному, полному и достоверному описанию опытных данных и технологических процессов. Именно в поисках способов совершенствования химической технологии Бирингуччо и Агрикола видели задачу алхимии.

Немецкий врач и алхимик Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм, вошедший в историю под псевдонимом Парацельс (1493-1541) стал основоположником другого рационального направления в алхимии – иатрохимии (от греческого ιατροσ – врач). В теоретическом отношении Парацельс являлся классическим алхимиком – он разделял древнегреческое учение о четырёх элементах-стихиях и арабскую теорию трёх принципов. Парацельс не был чужд мистике – он занимался поисками эликсира жизни и даже утверждал, будто нашёл его; в его сочинениях можно найти подробный рецепт приготовления гомункулуса. Однако, подобно Авиценне, Парацельс негативно относился к идее трансмутации металлов (не отрицая, впрочем, принципиальной возможности трансмутации). Парацельс утверждал, что задача алхимии – изготовление лекарств: "Химия – один из столпов, на которые должна опираться врачебная наука. Задача химии вовсе не в том, чтобы делать золото и серебро, а в том, чтобы готовить лекарства". Медицина Парацельса основывалась на ртутно-серной теории. Он считал, что в здоровом организме три принципа – Ртуть, Сера и Соль – находятся в равновесии; болезнь представляет нарушение равновесия между принципами. Для восстановления равновесия Парацельс использовал в медицинской практике многие лекарственные препараты минерального происхождения – соединения мышьяка, сурьмы, свинца, ртути и т.п. – в дополнение к традиционным растительным препаратам.

Вследствие резко усилившихся миграций людей, способствующих распространению инфекционных заболеваний (что усугублялось царящей в средневековой Европе тотальной антисанитарией), борьба с эпидемиями приобрела во времена Парацельса чрезвычайное значение. Благодаря несомненным успехам, достигнутым Парацельсом в медицине, его взгляды завоевали широкое признание. К представителям иатрохимии (спагирикам, как называли себя последователи Парацельса) можно отнести многих известных алхимиков XVI - XVII веков.

Андреас Либавий (1540-1616) прославился первым в истории учебником химии – "Алхимия", – вышедшим в 1597 году. Соглашаясь с Парацельсом в том, что главная задача алхимии состоит в служении медицине, Либавий яростно критиковал туманно-мистические элементы в учении Парацельса. Тем не менее, он считал, что трансмутация возможна, и её осуществление явится венцом науки. Другой видный представитель иатрохимии – итальянский врач Анджело Сала – напротив, отрицал возможность трансмутации металлов: "...ибо то, что не золото, ни я и никто другой не сможет никогда превратить в золото".

Важную роль в развитии рациональной алхимии сыграл Иоганн Рудольф Глаубер (1604-1670), разработавший способы получения целого ряда неорганических веществ. Другой известный алхимик Отто Тахений (1620-1699) попытался внести изменения в ртутно-серную теорию, утверждая, что все соли образованы двумя принципами – кислотой и щёлочью. Ещё один представитель иатрохимии Ян Баптист ван Гельмонт (1577-1664) был одним из первых учёных, поставивших вопрос об истинных простых составных частях сложных тел. Подвергая сомнению аристотелевские стихии и принципы алхимиков на том основании, что их присутствие невозможно обнаружить в составе большинства тел, Ван Гельмонт предлагал считать простыми телами лишь те, которые могут быть выделены при разложении сложных тел. Так, поскольку при разложении растительных и животных веществ всегда выделялась вода, Ван Гельмонт считал её простым телом и главной составной частью сложных тел. В поисках других простых тел Ван Гельмонт много экспериментировал с металлами. Он доказал, что при растворении серебра в крепкой водке (азотной кислоте) металл лишь меняет форму своего существования и может быть вновь выделен из раствора в том же количестве. Этот опыт интересен и как один из первых примеров количественного исследования явления.
В целом рациональные течения в алхимии – иатрохимия и техническая химия –  достигли довольно значительных экспериментальных успехов и заложили основы для научной химии, становление которой начинается в середине XVII века. Не следует, однако, считать, что появление научной химии автоматически означало конец "классической" алхимии. Алхимические традиции сохранялись в науке ещё долгое время, и многие выдающиеся естествоиспытатели продолжали считать трансмутацию металлов возможной.

http://www.physchem.chimfak.rsu.ru/Sour … tch_2.html

6

Мирча Элиаде
АЗИАТСКАЯ АЛХИМИЯ (КИТАЙ И ИНДИЯ)
http://www.krotov.info/lib_sec/26_ae/aeli/ade_03.htm

Алхимия и каббала
http://chaimz.narod.ru/

Происхождение алхимии
http://www.inbi.ru/what_is_alchemy.php

7

Алхимики. Сны о золоте.
http://rutube.ru/tracks/497811.html?v=e … a444837a2f

Алхимия в современном мире
Возрождение или профанация?

Я обещал поговорить с вами на тему весьма неопределенную и сейчас хочу ее несколько уточнить. Тема, которую я сформулировал, называется примерно так: «Алхимия в современном мире: возрождение или профанация?»
В принципе, это не очень правильное определение и вот почему: наука алхимия (мы можем ее назвать «искусством» или «наукой») — вечная и не относится к тому или иному времени. Кроме того, слово «возрождение», как вы сами понимаете, тоже весьма двусмысленно: возрождение чего? Если алхимия — вечное искусство, то зачем ему возрождаться? Что касается профанации самого этого слова, то к нему можно отнести замечания, которые применимы к очень многим другим иностранным словам. Слово «профанация», вообще говоря, не имеет пренебрежительного значения. Поэтому, когда мы говорим «профан», «профанация», дело скорее в интонации, нежели в смысле. И вот почему: греческое слово «профан» означает человека, который в принципе очень хорошо расположен к небу и к богам. Это, так сказать, религиозный дилетант, который не выделяет специально какую-то религиозную конфессию, а просто очень любит богов, понимая, что на небе все хорошо, а на земле все плохо. И в этом смысле, конечно, тема «возрождения и профанации» не совсем правильно сформулирована.
Поэтому я предлагаю вам просто поговорить об азах и постулатах алхимии, потому что сколько ни изучать эту дисциплину — это совершенно все равно. Ее можно изучать 20 лет, 60 лет. Можно азы и постулаты, о которых я упомянул, изучать всю жизнь. Давайте поговорим о том, есть ли в алхимии какие-то цели, или, говоря современным языком, стоит ли ею заниматься или не стоит.
Должен вас предупредить, что алхимия в современном мире — вполне легитимна, потому что, как многие из вас, наверное, знают, на эту тему выпущено и выпускается очень много книг. Как правило, эти книги учат нас всех, т.е. всех людей, которые пытаются познакомиться с алхимией, примерно следующему: давайте будем отличать настоящих, истинных мастеров королевского искусства от профанов, опять же в самом пренебрежительном смысле, и от так называемых суфлеров и не будем путать алхимию с химией.
Дело в том, что все фразы такого рода не являются точными, вернее, они являются совсем не точными. Многие из вас обращали внимание, что историки вообще или историки искусства и науки часто проецируют свою личность на тот исторический период, которым они занимаются. Поэтому когда говорят, что суфлеры (а это слово происходит от французского «souffle», что означает «дуть», в данном случае — дуть в меха алхимического горна) пытались получать золото из ртути, свинца и прочих низких металлов с целью обогатиться, скорее всего надо думать, что так бы поступил тот историк, который оказался бы, допустим, в XV-XVI вв. и решил таким образом обогатиться, хотя алхимия настолько трудна и занимает настолько много лет, что легче получить золото десятком других легитимных или иллегитимных способов. Среди так называемых «суфлеров» было очень много достойных людей, которые действительно совершили удивительные подвижки в химии и много чего изобрели, будучи совершенно честными людьми, которые жили бедно и не пытались обогатиться. Дело в том, что в средние века понятие «богатства» не имело того смысла, которое имеет сейчас. Наоборот, люди стремились быть бедными, хотя бы потому, что уровень жизни начиная с IX и по XVI век был раз в 100 повыше, чем сегодня где-нибудь в Америке. Про нашу страну, как вы сами понимаете, лучше говорить не буду.
Итак, попробуем поговорить об алхимии. Поскольку алхимия относится к числу так называемых «веселых наук», о ней в принципе не стоит говорить серьезно или очень серьезно, лучше повеселее. Примерно так: в книге «Алиса в стране чудес», как вы помните, однажды морж и плотник (была там такая пара героев) пошли на берег моря и поговорили. Морж спросил плотника: как у того дела, много ли денег заработал? Тот говорит: да, много, но это не интересная тема. А ты давно за рыбой нырял? Морж отвечает: давно, но это тоже не интересная тема. О чем же мы поговорим? И решили поговорить о капусте и королях. Как вы знаете, потом О. Генри написал свой замечательный роман «Короли и капуста». Дело в том, что и короли и капуста в алхимии имеют определенное значение. Сначала поговорим о королях, а потом о капусте (о капусте, которую вы видели на огороде, а совсем не о деньгах — не будем путать эти два понятия).
Почему алхимию называли «королевским искусством»? По самой прямой причине. Считалось, начиная с 9-го века, что этим искусством владеют монархи. Причем владеют, не изучая его. Известно много случаев так называемой трансмутации простых металлов в золото, совершенных такими королями, как Хлодвиг, Ричард Львиное Сердце, Фридрих Барбаросса и Людовик Святой. В алхимической литературе есть книги, написанные этими авторами. Понятно, что историки алхимии отрицают авторство Ричарда Львиное Сердце, поскольку он много времени провел совершенно в иных занятиях — в крестовых походах и прочих подобных делах. Но, тем не менее, такие книги существуют, и они весьма небезынтересны. Некоторые историки даже высказывают мнение, что падение монархий как таковых и смешение сословий появились потому, что помазанники Божии, начиная с XVI века потеряли свои магико-медицинские и алхимические способности. Известно, что каждый монарх, когда восходил на престол, мог излечивать прикосновением руки многие болезни, более того, можно было прикоснуться к его одежде и тем самым излечиться практически от всех болезней. Поэтому народ их любил, народ их ценил, и зачастую недовольство или мятежи возникали именно тогда, когда, допустим, прикоснувшись к руке монарха или к его одежде, человек не получал облегчения. «Ага,» — говорили люди, — «либо это было неправильное помазание, сволочь кардинал неправильно помазал, либо сам он в своих пьянках да гулянках, да в войнах потерял свои удивительные способности, которые даны от Бога». Алхимия называется «королевским искусством» не потому, что она выше всех остальных, а потому что это было искусство королей. Короли также легко лечили от скарлатины, дизентерии, желтухи и прочих неприятных заболеваний.
Итак, перейдем к тому, что мы называем азами алхимии. Сейчас я вам приведу несколько цитат из очень знаменитой книги английского алхимика Иринея Филалета, это середина XVII века. Книга называется «Открытый вход в закрытый дворец короля». Интересно, что в предисловии автор пишет так: «Я, в отличие от других философов и артистов (в те времена так называли алхимиков), пишу очень просто, меня очень легко понять». Мы открываем книгу и читаем примерно такую фразу: «Наш магнит находится в постоянной вражде с черной лунной магнезией». Я не знаю, как вы, но я до сих пор не очень хорошо понимаю эту фразу, хотя автор пишет, что он пытается писать очень понятно. Но давайте ее запомним — про наш магнит и про черную магнезию, через некоторое время к этому вернемся.
Или берем другую фразу, другого автора — совершенно замечательного шотландского алхимика Александра Сетона, известного как Космополит. Есть у него книга (это примерно начало 17-го века), которая называется «Новый химический свет». И там написано так: «Ворон ненавидит вырванный с корнем дуб». На самом деле, в естественной истории есть такой момент — ворон действительно никогда не садится на сваленный дуб, вырванный с корнем. Это так. Но похоже, что автор имел в виду нечто другое. Если он имел в виду нечто другое, то что же? Ворон, терзающий когтями череп, как многие знают — символ первой алхимической операции, которая называется Нигредо, т.е. опус в черном. Это вхождение в абсолютную смерть или в центр смерти. И когти ворона тем и хороши, что они, разрывая смерть относительную, добираются до смерти почти абсолютной. Что такое «дуб вырванный с корнем» в алхимической символике? Во-первых, это дерево Аполлона, дуб сам по себе. «Вырванный с корнем» — значит дуб, освободившийся от матери-земли и живущий сам по себе за счет тайного огня, который находится в его сердцевине.
Но любопытно другое. Такого рода фразы все равно остаются достаточно непонятными. Чем интересна алхимия? Допустим, мы читаем одну книгу, потом вторую и все время натыкаемся на такого рода «понятные» фразы. Но если мы читаем 10-15-20-30 алхимических книг, мы, как-то соотнося одну фразу автора с другой, наконец находим любопытные отсветы каких-то других смыслов. Поэтому остановимся на фразе: «Ворон ненавидит вырванный с корнем дуб».
Что интересно — объяснение этой фразы или некоторое объяснение этой фразы мы находим в книге Вальтера Скотта «Айвенго», которая не является книгой по алхимии. Возможно, многие из вас когда-то читали эту книгу и помнят: действие идет во времена короля Ричарда Львиное Сердце, и на турнире рыцарь-тамплиер Бриан Де Буагильбер дерется с героем книги Айвенго. И происходит там то, что, в принципе, называется война девизов, война гербов. Собственно говоря, любая война — древняя или современная, это всегда война девизов, война одного герба с гербом другой страны. Когда на ристалище выезжает Бриан Де Буагильбер, у него на щите — ворон, терзающий череп. Выезжает Айвенго — у него на щите дуб, вырванный с корнем. Вальтер Скотт вряд ли читал книгу «Новый химический свет» Александра Сетона. Это маловероятно. Тем более, что Вальтер Скотт был позитивистских, хороших реалистических мыслей и ко всякого рода алхимии и магии относился весьма скептически. Но любопытны совпадения. Значит, он просто, поскольку хорошо знал геральдику, где-то увидел эти гербы и вставил в свой роман как некую живописную деталь. Я говорил о войне гербов. В книге Вальтера Скотта непонятно, почему Бриан Де Буагильбер, очень знаменитый и искусный рыцарь, проиграл Айвенго. Айвенго, конечно, сам был неплох. Но дело в том, что на щите Айвенго был изображен алхимический символ более продвинутой, так сказать, науки. Дуб, вырванный с корнем, есть символ тайного огня — это уже переход от Нигредо, первой стадии алхимического произведения, ко второй; и в этом смысле Бриан Де Буагильбер выбрал герб иерархически менее высокий и поэтому сразу оказался в худшем положении. В результате он действительно проиграл. Так же точно в середине 15-го века во времена войны Алой и Белой розы обе партии тоже находились в неравном положении, потому что и белая и алая розы — очень высокие символы в алхимии, но белая роза символизирует «произведение в белом», а роза алая — «произведение в красном или в пурпуре», т.е. наивысшее достижение в алхимической науке. И поэтому, как ни забавно, войну выиграла Алая роза. Несмотря на коллизии и переходные моменты, в конце концов рыцари и воины Алой розы выиграли эту войну.

http://www.monsalvat.globalfolio.net/fr … ovin01.htm

8

Олег Фомин - Алхимический ликбез.
http://rutube.ru/tracks/95574.html?v=31 … 714951cab2

9

[rutube1]ec900c7274e4cb4efd4083a444837a2f[/rutube1]
Алхимики. Сны о золоте

Отредактировано Sadko (Пн, 6 Апр 2009 12:37:06)

10

Немая Книга - книга без слов.Шедевр алхимического символизма
http://s46.radikal.ru/i114/0904/3d/6b4b77b92986.gif

http://alchemy.narod.ru/

11

Живые алхимики
http://s53.radikal.ru/i139/0906/ee/2834399c4d5f.jpg
Александр Григорьевич Бакиров, профессор Томского Политехнического университета

Свернутый текст

Уважаемый читатель, приглашаю Вас принять участие в качестве наблюдателя в одном эксперименте. Поверьте мне, он будет интересным, и Вы не пожалеете об этом.
Представьте себе, что перед Вами небольшой бассейн. В него поместили крабов. Вода в нем не содержит растворимых солей кальция, столь необходимых для построения их панцирей. В ней находятся только растворимые соли магния. В этом Вы лично убедились. Затем Вы несколько раз с перерывами побывали на территории бассейна, где увидели, как растут крабы. При этом на Ваших глазах проводились экспресс-анализы содержания магния в воде бассейна. Они показали постепенное уменьшение его содержания при отсутствии кальция. А крабы-то росли, увеличивались и их панцири, содержащие кальций. Это озадачивает. Выявилось, что крабы оказались в экстремальной ситуации, и в условиях отсутствия солей кальция в воде бассейна, начали извлекать из нее соли магния, превращать магний в кальций и продолжать строить свои панцири из солей кальция. В это как-то не верится. Какое-то аномальное явление! Крабы оказались способными осуществлять превращение (трансмутацию) одного стабильного химического элемента – в другой, то есть осуществлять холодную ядерную реакцию – холодный термояд.
Этот эксперимент, в котором Вы мысленно участвовали, в реальной действительности провел в 1959 году французский исследователь Луи Кервран. Он же подметил, что куры, не получая солей кальция в потребляемых ими продуктах питания и воде, несут яйца в скорлупе, содержащей вышеупомянутый химический элемент. По его мнению, куры превращают калий, которого много в скармливаемом ими овсе, в кальций. Оказывается, что еще не вылупившийся цыпленок содержит в четыре раза больше кальция, чем было в яйце, из которого он появился, при почти неизменном весе скорлупы. Л.Кервран наблюдал и рост испанского мха на медной проволоке при отсутствии почвы.
Были и другие естествоиспытатели, подмечавшие, по их мнению, явления трансмутации стабильных химических элементов в органическом мире. Назовем некоторых из них. Так ганноверский барон Альбрехт фон Герцееле еще в 1873 году написал книгу «Происхождение неорганических веществ», в которой показал, как растения могут превращать фосфор в серу и магний в кальций. Француз Пьер Беранже в 1958 году показал, как при прорастании семян в растворе марганцевых солей происходит исчезновение марганца и появление железа. По этому поводу он опубликовал статью в научном журнале под названием «Мои результаты невероятны».
Вышеприведенные эксперименты Л.Керврана и наблюдения других исследователей с соответствующими выводами о трансмутации не воспринимались научной общественностью по причине их необычности, не укладывающейся в принятые научные догмы; были сомнения и в корректности проведения исследований. Но с течением времени становилось все больше наблюдений и экспериментов, показывающих реальность превращения одних стабильных химических элементов в другие различными представителями органического мира. А японский ученый Хизатоки Комаки в 1993 году на Международной конференции по холодному ядерному синтезу подтвердил достоверность ранее приведенных экспериментов Л.Керврана и выводов из них.
Не остался без внимания и человек как объект исследования на его возможную способность к превращению стабильных химических элементов. И в этом большая заслуга новосибирского ученого, академика В.П.Казначеева, убежденного сторонника проявления холодных ядерных реакций – холодного термояда, или как он называет – биотермояда – в человеке и в других представителях органического мира. В.П.Казначееву удалось установить, что по мере старения человека в его организме происходит превращение тяжелых стабильных нерадиоактивных изотопов в легкие, причем с выделением энергии. Имеется в виду потеря изотопа углерода 15 и накопление углерода 12. Были выявлены превращения и других элементов в человеке. По мнению В.П.Казначеева, в живой клетке осуществляется не только макромолекулярный белковый процесс (горение, окисление), но и неизвестный нам феномен холодного биотермояда. По исследованиям В.П.Казначеева, определенные бактерии способны переводить марганец 54 в изотоп железа 55.
В этой связи появление железо-марганцевых конкреций (мелких шарообразных скоплений минералов) на дне морей и океанов возможно обязано превращению марганца в железо в бактериальной среде донного ила.
В публикациях были попытки дать объяснение механизму трансмутации химических элементов. Высказывалось мнение, что в живой клетке осуществляются процессы холодного ядерного синтеза посредством митохондрий, представляющих собой структурно обособленные образования в клетке, ответственные за ее энергетику. Отмечают, что мыслительная деятельность человека связана с ядерными процессами, протекающими в его мозгу. А сами эти процессы носят характер триггеров – спусковых механизмов, запускающих все жизненные функции, протекающие в организме.
Человек представляет собой систему с высоким уровнем самоорганизации. В этой связи он имеет все данные для осуществления в определенных пределах саморегуляции наличия в своем организме химических элементов, необходимых для его жизнедеятельности и превращает при необходимости одни из них в другие посредством холодных ядерных реакций. Такая возможность представляется реальной в свете всего вышеизложенного материала, а в подтверждение можно привести такой факт. Ученые выявили, что негры одного племени в Африке в продуктах питания и используемой воде не получают несколько химических элементов, необходимых для их жизнедеятельности, но чувствуют себя здоровыми, количество же упомянутых компонентов в их органах не только сохраняется с течением времени, но иногда и увеличивается. Можно с большой достоверностью предположить, что механизм превращения одних химических элементов в другие в человеческом организме неизбежно сработает в процессе его адаптации к голоданию, болезни, перенесению других стрессовых ситуаций, приспособлению к условиям жизни в определенной географической или климатической зоне со всеми ее специфическими особенностями.
Низкоэнергетические ядерные реакции, осуществляемые во время технических экспериментов, и холодный термояд в биологических системах имеют свою специфику и отличаются друг от друга, но у них есть одна общность – выделение энергии в процессе превращения стабильных химических элементов, превышающая энергию, затрачиваемую на их осуществление. Данный факт имеет фундаментальное значение для выявления новых закономерностей ядерных и внутриядерных взаимодействиях и создания новейших энергетических установок. Намечаются и перспективы творческих поисков в новом научном направлении у физиков, химиков, биологов, медиков, агрохимиков, почвоведов, микробиологов и других специалистов.
Способность биологических систем к осуществлению холодных ядерных реакций – холодного термояда – может быть признана неотъемлемой особенностью живого вещества. Данный факт свидетельствует о колоссальной и пока еще таинственной силе жизни, способной преобразовывать одни стабильные химические элементы в другие. В этой связи уместен такой вопрос: вышеуказанная способность организмов была придана им Творцом при создании мира или возникла на определенном этапе развития жизни на земле. На каком именно? Как это вообще могло осуществиться?
Современное знание о человеке, его способностях и возможностях физиологии и энергетики сопоставимы с небольшой макушкой айсберга, возвышающегося над водой. А все наиболее полное знание о человеке представляет собой огромное, спрятанное под водой тело, называемое «Тайной мудростью человеческого организма», к которой попытался прикоснуться в своей известной книге того же наименования врач А.С.Залманов.
В условиях современного бурного развития науки и техники приходится наблюдать, как некогда отвергаемое старое получает признание и приобретает современное обличие, а фантастические идеи становятся реальностью, и этот процесс нельзя остановить.

Алхимия вторгается в современную науку

Последние годы ушедшего столетия ознаменовались успехами в осуществлении экспериментальных низкоэнергетических ядерных реакций и холодного ядерного синтеза, приводящих к превращению одних стабильных химических элементов и синтезу других.
Первые такие эксперименты были проведены в 1922-28 годах во Франции профессорами Сорбонны Фрейндлером и Шпиндлером. Но их результаты не были восприняты физиками-теоретиками. Позднее аналогичные эксперименты проводились в США и других странах. В России экспериментировали А.В.Болотов, В.П.Аликин, А.В.Уразов, И.В.Филимоненко. Следует упомянуть П.А.Королькова, П.В.Неймана, Н.Г.Докусову, доказывающих возможность превращения стабильных химических элементов. Но результаты экспериментаторов и сама идея трансмутации отвергались авторитетами с формулировкой «Этого не может быть!» Однако рассматриваемая проблема привлекала внимание многих ученых, и в период с 1993 по 1998 годы прошли пять международных симпозиумов и конференций по холодному ядерному синтезу и трансмутациям ядер с оживленными дискуссиями по проведенным экспериментам. Превращения элементов осуществили в 1998 г. Флейшман и Ронс. В 1996г. прошла вторая конференция по малоэнергетическим ядерным реакциям с изданием фундаментального труда «Развитие технологии превращения элементов». В 1998г. в канадском городе Ванкувуре были продемонстрированы явления трансмутации элементов при низких энергиях. Во время осуществления некоторых электролитических процессов были выявлены превращения элементов не объяснимые современной физической химией и электрохимией.
Исследователям удавалось раньше посредством ядерных реакций преобразовать свинец в золото, но оно оказалось очень дорогим в связи с большими энергозатратами на его получение.
Но недавно в нескольких зарубежных научно-исследовательских центрах и в нашей стране в институте имени Курчатова в экспериментальных условиях на малых энергиях удалось получить золото путем превращения других стабильных химических элементов. Оно оказалось вполне конкурентоспособным при сравнении с его природным аналогом. Осуществилась наконец вековая мечта алхимиков о трансмутации элементов и превращении неблагородных металлов в благородные! Пока еще не разработана технология поточного получения золота из других элементов периодической системы, и золотоискателям не грозит безработица. Но в недалеком будущем у золотодобывающей промышленности могут возникнуть серьезные проблемы.
В настоящее время накопился большой экспериментальный материал по превращению стабильных химических элементов посредством ядерных реакций на низкоэнергетическом уровне. Его уже нельзя игнорировать.
В августе 2000 года в Санкт-Петербурге прошла Шестая Международная конференция на тему «Современные проблемы естествознания». Один из участников – итальянский физик Монти Роберто А., профессор из Больньи выступил с докладом о низкоэнергетических ядерных реакциях. В конце своего доклада он заявил: «Физика XXI века будет физикой ядерных реакций с низкой энергией и возрождением алхимии».

http://www.manwb.ru/articles/science/na … lchemists/


Вы здесь » Муравейник » Очевидное-невероятное » Алхимия


бесплатные форумы